Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

В школах и университетах нас стареть не учат

В школах и университетах нас стареть не учат
Фото - Роман КАРПОВ.
На встрече с читателями в Рязани писатель ответил на вопросы и рассказал об опасностях будущего

На минувшей неделе Рязань впервые посетил известный российский писатель, политик, общественный деятель и великовозрастный бунтарь Эдуард Лимонов. Встретиться с ним читатели смогли в одном из книжных магазинов города. В течение часа Лимонов отвечал на вопросы, переданные ему в записках. Диапазон тем, интересовавших собравшихся, был очень широк, но начал Эдуард Вениамиинович с рассказа о своих путешествиях. За последнее время он побывал во многих странах, в том числе Монголии, Нагорном Карабахе, ДНР, Абхазии, Франции и Англии.

— Нашелся один сумасшедший спонсор, который решил снимать фильм, в котором Лимонов поехал во все эти страны. И вот идет он под градом, под дождем, идет по Монголии вместе с бригадой операторов. Вы знаете, что население этой страны всего около трех миллионов, при этом поголовье скота 70 миллионов. И там, куда ты не посмотришь, везде стада.

Недавно я был в Абхазии, где мне удалось пострелять из трофейного израильского пулемета. Немного постреляв с ребятами, мы поняли, что такое оружие никуда не годится. Его постоянно заклинивает, пожалели металла на гильзы, все это работает через раз, одним словом гадость! Путешествовали мы с апреля, посетив более шести стран, но потом спонсор сказал «хватит», и нам эту лавочку пришлось прикрыть.

Сейчас мне уже почти 77 лет, и хочу сказать, что в школах и университетах нас стареть не учат. Никто не говорит: «Слушай парень, вот ты тут сейчас такой сидишь, гордишься собой и думаешь, что так всегда и будет. Нет, когда-нибудь у тебя будет какой-то определенный, конкретный возраст, и тебе придется в нем жить». Я вообще до 73 лет вообще никогда и ничем не болел, но сейчас, как говорила моя мать, все пороки юности повылезали.

— Как вы относитесь к правительству Дмитрия Медведева, как оцениваете предпринимаемые кабмином действия?

— Не думаю, что Дмитрий Анатольевич является нашим врагом, и даже полагаю, что правительству было бы приятно, если бы оно добилось действительно хороших результатов. Но они все делают невпопад, не так, как хотим этого мы с вами. Они часто забывают, что главное их занятие – это забота о благосостоянии и безопасности граждан.

— У вас есть книга «Лекции о будущем». Расскажите, какие главные опасности подстерегают человечество в будущем?

— Главная опасность – это мы с вами. Людей на планете стало слишком много, и мне кажется, что для нее лучше было бы, если его стало поменьше. Потому что мы уже всю планету разодрали, выкачали все ее недра и продолжаем это делать до сих пор. Нас слишком много, и на всех ресурсов просто не хватит. Мы варварски эксплуатируем землю, и это понимает даже маленькая девочка Грета.

— Как вы относитесь к творчеству Захара Прилепена, поддерживаете с ним контакт?

— К творчеству своих коллег я стараюсь относиться дипломатично и просто о нем не говорить. Что касается партийной принадлежности, то с недавних пор Захар вступил в Объединенный народный фронт, и поскольку у нас в партии запрещено членство в других политических объединениях, то мы с ним разошлись. Это все, что я могу вам сказать о Захаре Прилепине.

— Считаете ли вы, что массовая культура угрожает элитарной, и как вы отличаете одну от другой?

— Я, если честно, просто считаю, что есть искусство, а есть культура. И в последнее время в мире мы наблюдаем большое преобладание культуры. Это всевозможные конференции, массовые концерты, праздники и дни города. Лично я отношу себя к искусству, и оно мне очень дорого. Оно мне дорого, потому что в искусстве совершаются открытия, расширяются его рамки. Культура же — это то, что преподается в школах, распространяется в массах за деньги, и мне все это абсолютно не интересно.

И в связи с этим появляется разделение на интеллектуалов и интеллигенцию. Последняя — это тот самый класс, который продает знания, но в нем, к сожалению или счастью, сегодня все меньше необходимости. Включайте интернет и находите там все, что вам нужно, и никакая интеллигенция для этого не нужна. Сегодня пацан в возрасте 11 лет знает больше, чем мое поколение с трудом могло добыть за целую жизнь.

И это одновременно, как очень хорошо, так и очень плохо, потому что это обесценивает интеллигенцию. Зачем она вообще нужна, если открыв любой гаджет, человек может узнать все что угодно? Интеллектуалов всегда очень мало, они рождают какие-то новые видения и подходы. Интеллигенция же продает старые, поблекшие знания, которые уже успели проникнуть и в учебники.

— Как вы относитесь к движению «Желтых жилетов» во Франции и протестам оппозиции в Гонконге, разделяете ли вы их позицию?

— Когда я был в этом году в Париже, то смог познакомиться с их лидерами. И хочу вам сказать, что у них у всех абсолютно ампиловские лица, они похожи на Ампилова, на людей Ампилова и это действительно так. Но протесты Гонконга я поддержать не могу, потому что формально они либералы и выступают против коммунистического Китая. Но, с другой стороны, я поддерживаю любое протестное движение, и в этом основное противоречие. Поэтому по этой теме я предпочитаю молчать.

Являясь очень успешным и востребованным писателем, считаете ли вы себя состоявшимися политиком?

— Я бы не сказал, что прям уж такой востребованный писатель. Ну да, аудитория у меня с каждым днем все больше, есть люди, которым нравятся мои высказывания и взгляды. Но если говорить о политике, я думаю, что внес немалый вклад в нее. Все же первая программа партии, которая сегодня давно запрещена, была во многом посвящена процессам, которые уже произошли. И Крым и Донбасс были нами прописаны еще в 1992 году. Кроме этого мы писали о необходимости поворота к Азии, и сегодня, когда работают все эти ШОС, ОДКБ и связи с Китаем, мы можем говорить о том, что все это предсказали. Так что мы оказались кругом правы, и это не может не греть сердце.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика